Трезвость ума

Хі-хі, ха-ха та ін.

Трезвость ума

Повідомлення Оля від 26 лютого 2009, 13:36

Телефонный звонок разбудил меня в восемь утра. В субботу.
- Доча... - Печально сказала телефонная трубка материнским голосом, и замолчала.
- Не пугай меня, мать. - Я сразу проснулась. Нормальные матери никогда не звонят в субботу, в восемь утра, без большого важного повода. - Что случилось?
- Радость большая случилась. - Голос мамы стал ещё печальней, чем был. - К тебе едет Васёк.
- Какой Васёк?! - Я поняла, что на меня свалилось щастье, но ещё не оценила его реальных размеров. - Трубачёв с товарищами?
Мама, вероятно, запамятовала о существовании одноимённой книжки децкого писателя Валентина Осеева, и поспешила меня успокоить:
- Нет, Васёк Кургузов. Один. Без товарищей. Правда, здорово?
- Это ахуеть как прекрасно. Я щастлива. Знать бы ещё что такое Васёк...

- Лида! - Мама попыталась возмутиться, но голос у неё оставался печальным, и возмущение получилось неестественным: - Вася - сын тёти Тани!
В голосе матери отчётливо слышался теперь укор, но о том, что такое «Вася - сын тёти Тани» я знала ещё меньше чем о «Васе Кургузове». Признавать это было стыдно.
- Ах, Васёк... - Я сделала вид, что конечно же вспомнила Васька, но тут же переспросила: - Какая тётя Таня?
Трубка ещё три минуты гневно ругалась на меня материнским голосом, а потом послала в мою барабанную перепонку серию коротких гудков.
В общем, у меня теперь был повод для щастья и радости. Ко мне едет Васёк. Васёк Кургузов. Сын Тёти Тани из Могилёва. Когда-то, лет сорок назад, моя мама отдыхала в пионерском лагере, и играла в весёлые пионерские игрища с девочкой Татьяной. Вместе с ней мама прыгала в мешках, бегала стометровку, держа в руке столовую ложку с сырым яйцом, и пела «Взвейтесь кострами» - в общем, оттопыривалась по-пионерски. После окончания смены девочка Татьяна уехала в свой Могилёв, и начала писать моей маме трогательные письма, начинающихся со слов: «С пионерским приветом пишет тебе Таня из совецкой республики Белоруссия». Второй раз подруги увиделись лет через тридцать, когда девочка Таня из Могилёва родила подряд две двойни от белорусского мужчины-алкоголика, и все четверо её отпрысков успели вырасти и наглухо спиться. Младшую двойню звали Витёк и Васёк, и мне, откровенно говоря, было на них сильно похуй, потому что оба они были страшные как голод, и первая их фраза при виде меня была «У тебя деньги есть?» Собственно, этим мне Васёк и запомнился. И вот теперь он едет ко мне в гости. Почему ко мне? На этот вопрос мама тоже ответила. Васёк едет не один. Он едет с мамой, папой, братом и двумя сёстрами. И вся эта гоп-компания у мамы в квартире, конечно же, не помещалась. Поэтому Васька было решено расквартировать у меня дома.
Я немного подумала, а потом перезвонила маме:
- Мама, а тебе не кажется, что логичнее было поселить у меня девочку? - Задала я маме коварный вопрос.
- Подумала. - В голосе мама всё ещё слышался укор. - Подумала. Васёк - парень неплохой. Да что там неплохой - он ого-го какой парень. Такой тебе и нужен. И ты Васе нравишься. Пусть у тебя поживёт, приглядитесь друг к другу получше...
После этих слов я забыла о вежливости и заорала:
- Ну, во-первых, Васино «ого-го» можешь оставить себе, у меня и поогогошнее есть, во-вторых, я не старый пидор, чтобы кидаться на тощих рахитов-алкоголиков, и в-третьих, я в рот ебала всю эту узбекскую пиздобратию, вместе с твоей тётей Таней! Никаких Васьков мне тут не нужно, ясно?!
- Ясно. - Тихо ответила мама, и положила трубку.
На минуту мне стало стыдно, а потом это прошло. Вот уж радость какая, блять. Васёк. Кургузов. Нравлюсь я ему. Не иначе, тётя Таня моей маме в уши поссала. Надо ж ей своих упырей пристроить в Москве. С тётей Таней мы разошлись во мнениях лет пять назад, когда в ответ на её реплику: «Ты неправильно воспитываешь своего сына, это тебе говорю я - мать четверых детей», я ответила: «Мать четверых алкашей, дура ты ебанутая». После чего тётя Таня стала изрыгать на меня всяческие проклятия, параллельно ставя мне в пример своих дочерей, одна из которых в этот момент пила шестнадцатую рюмку водки. Мне эти проклятия не понравились, и я побила мамину пионерскую подругу двумя крышками от кастрюль. Тётя Таня, помнится, опечалилась, пожелала мне скорейшей гибели от венерических болезней, получила от меня в ответ увесистый поджопник, и с тех пор мы с ней больше не виделись. Равно как и с членами её семьи. Воспоминания накатили на меня волной, я вдруг остро пожалела своего папу. Ведь папа мой ни в чём не виноват. А теперь ему предстоит минимум две недели (на меньший срок семейство Кургузовых никогда не приезжало) жить среди шести алкоголиков. Даже для папы это было многовато. Папа у меня один, и я, как его дочь, обязана позаботиться о сохранении его душевного равновесия.
В общем, я для себя решила, что папу надо непременно забрать к себе, и с этими благими намерениями снова заснула.
Проснулась я около трёх часов дня, нарядилась-накрасилась, и вся такая фильдеперсовая пошла выручать из беды отца.
Дверь родителькой квартиры открыл мне сам папа. Ибо он был единственным из всех, находящихся в данный момент в его доме, кто был способен услышать дверной звонок, и открыть дверь.
- Приехали? - Шёпотом спросила я папу.
Папа обречённо кивнул.
- Чо мать? - Уточнила я.
- Поллитра валерьянки. Спит.
- А уроды? - Я оценивала обстановку.
- Жрут спирт.
- Одевайся. - Я потянула папу за рукав.
- Не могу. - Папа твёрдо оторвал мою руку от его рукава. - Хату выставят. А мать на органы сдадут.
- Я войду.
Папа отступил. Он сам меня воспитывал, и знал каждое моё действие наперёд. Препятствовать мне сейчас было опасно.
В родном доме пахло носками, валерьянкой, алкоголем и зелёным луком. Прекрасный букет.
На папином диване лежал незнакомый мужик, развратно шевеля жёлтыми пятками, выглядывающими из разноцветных дырявых носков, и лениво щёлкал пультом от телевизора. В маминой комнате стояли клетчатые баулы, из которых торчали серые валенки и два лошадиных копыта. На кресле, накрытая газетой «Могилёвские новости», на которой проступали жирные пятна, безмятежно спала моя мама, источая сильный запах валерьянки. В бывшей моей комнате, разложив на кровати лук, буханку хлеба и три солёных помидора, возлегали тётя Таня со своими карапузами, и жрали хань из хрустальных фужеров, подаренных мне мамой на мою свадьбу.
В глазах у меня потемнело, и от переизбытка чувств я стала заваливаться на папу. Крепкое отцовское плечо не дало мне упасть на пол, а папин голос сзади подытожил:
- Три недели.
Голосом Никиты Джигурды я сказала только два слова:
- Хуй. Одевайся.
Папа не рискнул со мной спорить, и исчез. А я вошла в комнату.
- Приехали? - Риторически поинтересовалась я, выкидывая в окно лук и помидоры.
- Ы. - Ответил Васёк. Или Витёк. Хуй их разберёшь - они на одно ебало.
- Приезжайте к нам ещё. - Вежливо продолжила я, аккуратно извлекая из рук тёти Тани фужер с надписью «Совет да любовь». - Лет через семьдесят. Раньше не надо. Я ещё буду крепка и сильна. И вырву всем вам ноги.
На этом моё спокойствие, вызванное шоком, благополучно закончилось, и я заорала:
- Я вырву всем вам ваши ебучие сраные ноги, вырву вместе с вонючими носками, которыми вы, бляди, навоняли на всю мою квартиру! Я вколочу вам в глотки ваши валенки и копыта, а жопы вам навтыкаю останки вашего папы, которого я прям щас отправлюсь рвать на куски зубами! Я сложу вас в ваши баулы, а мой папа принесёт мне с работы пятьдесят кило цемента. Мой папа строитель, он умеет красть цемент со стройки так, чтобы его не поймали, и он украдёт его. Для меня. И поможет мне сделать в тазу раствор. Который я напихаю вам во все отверстия, и ещё останется литров сорок, чтобы полностью наполнить ваши ебучие авоськи, в которых будете лежать вы! После этого мы с моим папой - а он крепкий мужик, он на стройке работает - допинаем ваши авоськи до Яузы, и кинем вас в реку. С обрыва. И похуй, что там нет никакого обрыва - я клянусь, он там появится. Если. Вы. Через минуту. Не съебётесь. Отсюда. НАХУЙ!!!!
На этом месте у меня временно закончился словарный запас, и я услышала как хлопнула входная дверь. Оглянувшись назад, я увидела открытый папин рот, и сделала вывод, что из квартиры съебался вовсе не он. Поняли это и жители Белоруссии.
- У нас билеты на семнадцатое число... - Проблеяла то ли Оля, то ли Лена - тоже хуй поймёшь, они на одну синюю рожу, но тут же увидела как покраснело моё лицо, и исправилась: - Но мы можем их поменять.
Я сделала шаг в сторону, освобождая дверной проём, и тихо сказала:
- Пошли нахуй!
Ещё никогда я не видела, чтобы нахуй шли так слаженно, в ногу, и так быстро.
Через три минуты входная дверь хлопнула ещё один раз, и в квартире остались я, мама, папа, и запах носков.
Я повернулась к отцу:
- Я вот только одного не пойму: ты чо, не мужик, что ли?
Папа испуганно сделал шаг назад, и упёрся спиной в шкаф. Дочь он воспитывал сам лично, поэтому знал, что сейчас будет.
- Какого хуя, спрашивается, я должна приходить к вам, выгонять этих упырей, спасать свой богемский хрусталь, и надрывать свой прекрасный голос?!
Папа закрыл глаза.
- Какого хуя это делаю я?! Ты! - Мой палец упёрся в папину грудь. - Ты меня учил стоять за себя, учил не позволять садиться себе на шею, учил... Да ты меня дохуя чему учил! Так почему я должна бросать свои дела, и бежать к вам, чтобы выставить из вашей хаты шестерых мудаков?!
Папа открыл глаза, и буднично ответил:
- Потому и учил. Чтоб пришла, и постояла. Водку будешь?
Я посмотрела на папу, и выдохнула:
- Давай.
- Матери-то чо скажем? - Папа полез в холодильник, и достал оттуда бутылку водки. - Рюмки на кухне. Сполосни.
- А ничо не скажем. - Я зашла на кухню, и достала из шкафчика две рюмки. - Щас выпьем, и ко мне пойдём. Колбаски порежь.
- Не, я к тебе не пойду. - Папа принял от меня рюмку, и приподнял её: - За тебя.
- Ага. - Рюмки со звоном соприкоснулись. - Точно не пойдёшь?
Папа сунул в рот кружок колбасы, и машинально вытер бороду:
- Точно не пойду. Кому-то надо телефоны попрятать. Мать скоро проснётся. Ты же хочешь провести этот вечер спокойно?
- Спасибо, пап. - Я посмотрела на бутылку, завинтила обратно пробку, и убрала водку обратно в холодильник. - Я это... Всё правильно сделала?
Папа отвернулся к окну, и в отражении стекла я увидела, что он улыбается.
Наклонившись, я поцеловала отца в щёку, и через полминуты входная дверь хлопнула в третий раз.

Телефонный звонок разбудил меня в восемь утра. В воскресенье.
- Доча... - Печально сказала телефонная трубка материнским голосом, и замолчала.
- Что случилось? - Кисло спросила я. Партизан из папы хуёвый. Не мог телефон получше спрятать.
- Радость большая случилась. - Голос мамы стал ещё печальней, чем был. - К тебе едет дядя Алик с Урала.
Аватар користувача
Оля
Дюймовочка
Дюймовочка
 
Повідомлення: 415
З нами з: 07 листопада 2008, 03:19
Blog: View Blog (0)
Стать: Дівчина

Re: Трезвость ума

Повідомлення vladsheva від 19 листопада 2015, 16:18

Реальна історія)))
Про МіхМіх (Михайло Михайлович)
МіхМіх - Печінка корпорації . коли треба десь щось з кимось перетерти - його заряджають бухлом і відправляють питання порєшать!
І якось на корпоратив заявився до нас уже ніякийІ
ще додав!
йому дають водія, кажуть з машини не випускать! довести до дверей до хати!
живе на оболоні десь!
команда водію ні на які там ларьки, зупинки не погоджуватись!
Іхать ровнєнько і підняти на поверх аж додому!
ну поїхали вони
Каже як той не поривався, з машини не випустив
там ще водій розповідав, що вони поки до тої оболоні-мазалки доїхали через усі пробки....
що ловив його там теж
і каже - головне - що бдітельность сука присипав
дивишься - сидить, наче спить, слюні пускає, язик висолопив. Тільки світлофор - червоне світло - відкриті двері і він шагами озираючоюсяю сніговою людиного через п'ять полос до ларька!
спрінтер за допінгом
Короче, завів його в тамбур будинку ! темно! той ледве ключом двері відкрив
За поїздку водія дістав - той його пнув в двері і швидко двері закрив за ним
далі розповідає вже Міхміх!
Прокидаюсь! темрява!
тісно!
думаю - все! в труні! поховали!
АЛЕ!
чую, що не лежу!
чую що стоя поховали!
короче в нього дві двері!!!
і він між дверима вирубився і простояв пів ночі, спав!
Аватар користувача
vladsheva
Піонер
Піонер
 
Повідомлення: 423
З нами з: 22 червня 2011, 14:37
Звідки: 45 сектор
Blog: View Blog (0)
Стать: Мужчина

Re: Трезвость ума

Повідомлення vladsheva від 30 листопада 2015, 16:39

Не знаю, как в вашем городе, а у нас каждая пятница – международный женский день. Дамочки всех возрастов и сословий под вечер занимают столики в дорогих ресторанах и дешевых кабаках в надежде встретить прекрасного принца или просто конкретного ебаря. Такая вот демографическая у нас ситуация – не хватает нормальных мужиков…

Мы с моим товарищем Пашкой именно по пятницам чаще всего на охоту выходим. Так сказать работаем в тандеме. Пашка – немногословный красавчик-брюнет, на которого телки сразу западают. Ну а на меня они начинают западать, когда я рот открою, потому что я - интеллектуал и пиздобол…
Правда есть у меня в штанах еще три козыря: ноги с красивыми мощными мышцами, большие яйца и х** с родинкой. Но эти атрибуты мужского обаяния сразу ведь даме не предъявишь. Не так ли?

Тот пятничный вечер начался тривиально. Пашка напиздел своей жене, что на работе завал, и он остается трудиться в ночь. Мы заняли позицию за столиком в ресторане «Волжские зори», заказали по сто пятьдесят водочки, рыбную нарезку и салатики. Тут важно не нажраться раньше времени, делать умные лица и демонстрировать полное спокойствие…

К девяти вечера мы, как истинные русские богатыри, встали перед выбором одного из трех путей.
Вариант первый. За столиком у окна три дамочки празднуют день рождения одной из них. Именинница жадно поглядывает в нашу сторону. Уже дошли до кондиции, можно брать. Минусов всего два: их трое, и одна из них – жирное уебище…
Вариант второй. За столиком в углу две гламурные девицы тянут какие-то коктейли. Выглядят неплохо, но смотрят хищно. Рискованный расклад.
Вариант третий. За столиком в центре зала две симпатичные дамочки неспешно пьют шампанское. Блондинка и брюнетка. Мило беседуют. Блондинка посмотрела в нашу сторону и что-то сказала подруге. Они негромко засмеялись. Через несколько секунд в нашу сторону как бы невзначай посмотрела брюнетка и едва заметно кивнула блондинке…
Все ясно – работаем по третьему варианту.

Знакомимся. Обеих зовут Наташами. Очень хорошо, а то я вечно женские имена путаю. Блондинка разведена, художница. Брюнетка – дизайнер, замужем. Муж – моряк дальнего плавания, в данный момент огибает мыс Горн. То есть все безопасно, еб%т%я можно без трусов…

Теперь сидим за столиком вчетвером. Пьем, едим, пи**им, иногда танцуем. Брюнетку взял на себя. У нее и фигура получше, и губки пухлее. Предложение продолжить застолье в моей скромной двухкомнатной квартире встречено без фонтана эмоций, но с пониманием. Девочки уходят пописать и покурить. К их возвращению счет оплачен, такси заказано. Едем вчетвером ко мне, заскочив по пути в супермаркет…

Обычно мы с Пашкой стараемся много не пить, ибо пьяный х** – вялый х**. Но в тот пятничный вечер конкретно перебрали. В два часа ночи я на рефлексах взял свою брюнетку в охапку и поволок в спальню. На автопилоте раздел ее и разделся сам. Качественного минета не вышло.
- Ты извини, я больше не могу. Боюсь, сейчас стошнит, - сказала Наташа.
Это она не из-за личной неприязни к моему х**, я так думаю. Тоже выжрала немало. Кое-как при***л ей на правом боку и уснул с чувством исполненного долга…

Должен признаться, что пьяный ли, трезвый ли, но я сплю очень чутко. Особенно после того, как семь лет назад меня две девки поутру обокрали. Теперь я в подобных ситуациях дверь изнутри запираю, а ключ кладу в секретное место – под телефонный справочник в верхнем ящике трюмо, что в прихожей стоит…
Вот и в этот раз, когда поутру моя Наташа поднялась, я сразу напрягся. Стал вслушиваться в звуки. Ага, пошла поссать. Смыла. Хорошо. Включила воду в ванной. Подмывается, наверное, или руки моет. Молодец. Зашлепала босыми ногами на кухню. Пьет воду из графина.
- Ната-а-аш! Ната-а-аш! Принеси и мне водички, пжалста…
Приносит целый стакан. Жадно пью. Благодарю. Х** поутру у меня всегда стоит отменно.
- Иди ко мне, Наташа…
Я вообще разнообразие в сексе люблю, поэтому в этот раз е***у ее на левом боку…

Через полчаса из соседней комнаты с лицом пчеловода-дебютанта появился Паша. Уже одетый. Он вызвался напоить барышень чаем и проводить до автобусной остановки, а сам поехал домой, в семью. Я снова уснул крепким сном человека, сделавшего что-то очень важное, и весьма довольного собой…

Проснулся я ближе к полудню от настойчивых звонков в дверь. Открываю. На пороге Паша с расцарапанной рожей.
Дальнейшее повествование с его слов.
Как выяснилось, вследствие алкогольной интоксикации ночью Паша едва дошел до кровати, вырубился прямо в одежде и громко захрапел. Все попытки Наташи-блондинки поднять его, видимо, остались безрезультатными. А неудовлетворенная женщина – страшная женщина. Тем более художница. В итоге Наташа раздела пьяного горе-е***я и разрисовала его тело каким-то зеленым фломастером. После чего не забыла товарища одеть...

Ничего не подозревающий Паша пришел утром домой. Типа усталый с работы. И перед своей женой снял с себя рубашку. Вот лишь некоторые надписи, обнаруженные супругами на его теле:
- я – до......б
- у меня не стоит х**
- почему я не в.......л Наташу?
- импотент
- пи...р?
- Аргентина – Ямайка 0:0
Кроме того, прямо на его х... красовалась оригинальная надпись «х*:», а вся ж%па была изрисована васильками…
Его попытки объясниться с женой привели к скандалу с пи.....лями....

Когда я перестал ржать и вытер слезы, мы с Пашей сели на кухне. Я налил по соточке. Ну, бл%дь, за женский юмор…
Аватар користувача
vladsheva
Піонер
Піонер
 
Повідомлення: 423
З нами з: 22 червня 2011, 14:37
Звідки: 45 сектор
Blog: View Blog (0)
Стать: Мужчина


Повернутись в Гумор

Хто зараз онлайн

Зараз переглядають цей форум: Немає зареєстрованих користувачів і 1 гість

cron
::